Раз уж я работаю на радиостанции «Говорит Москва», вырос на улице Московская, то какая машина у меня должна быть? Правильно, «Москвич». Ну, собственно, она у меня теперь есть. До поездок с ветерком пока далеко, с ней придётся повозиться, но для 1959 года выпуска выглядит и начинёна неплохо. Мне было семь, и я жил городе Владивостоке.

А этот автомобиль, составивший славу отечественного автопрома (на экспорт уходило столько же, сколько продавалось в стране), сошел с конвейера Московского завода малолитражных автомобилей.

Трогательно наличие кучи запчастей от первого владельца. Но сначала — про разные удивления.

 

Как открыть багажник? 

Так… Синий проводок на трамблёр. А желтый? Чем в занимался нормальный советский автолюбитель в выходные? Вот именно. И было, чем заняться! Три десятка точек смазки каждые 10.000 км, убрать люфт руля, да не перестараться, а то перестанет сам возвращаться в исходное, чего-то задняя стала включаться со скрипом, зажигание троит, выставляют через окошечко у самого дна, у двигателя — крутить надо ручку завода, пока запрессованный шарик не окажется под штырьком. Один энтузиаст крутит, второй смотрит в темноту с фонарём и криком «Стой, проскочили!» Это современные непродвинутые владельцы автостарья с изумлением и уважением разбираются в некоторых совершенно забытых инженерных решениях. Например, как открыть багажник «Москвича-407»? Способ один-единственный. Справа у заднего сиденья для этого есть специальный рычаг. Знать это важно. Не только потому, что сумки на дачу иначе не загрузить. Только если багажник открыт, ты можешь откинуть номерной знак и под ним — о чудо, горловина топливного бака! А ты её искал-искал… Но заднюю дверь ешё надо саму надо открыть! А как? Снаружи не поддаётся, изнутри ни защёлки, ни кнопки. Оказывается защёлкивается дверь поворотом ручки открывания вниз. Знаток сказал: «Ну, как у «Победы». Ага, наверное. Таким образом, водитель открывает свою дверь ключом (он не является ключом зажигания), дотягивается до ручки задней двери, двигает ручку вверх, обходит машину кругом, открывает заднюю дверь, отмыкает багажник, выходит, открывает багажник. В этом есть что-то физкультурное.

Про трехступенчатую коробку передач как-нибудь позже.

 

А колпаки-то как новенькие

      

Колпаки отмыты, как ни одна тарелка в моей жизни. Их три. Если увидите, что где-то валяется четвёртый, сигнальте.

Бендикс щёлкает, ротор крутится

Первое, что мы отладили на «Москвиче-407» — это стартер. Он тоже 1959 года, как и сама машина. И он очень устал. Вал порядком разболтал и верхнюю, и нижнюю втулки. А это большой непорядок. Они скользкие, изготовлены из композиции бронзы и графита, фактически это подшипники без шариков. Их надо заменить. Одну мы просто выбили. Во второй, нижней, которую так просто не извлечешь, нарезали метчиком резьбу и вытянули завернутым в неё болтом, часть раскрошилась, остатки просто аккуратно достали шилом. Обнаруженный круговой заусенец сняли легким касанием нулевого гравёра. Потом плотно, но в меру подогнали новые втулки (продаются в любом автомагазине) под диаметр вала. Для этого есть инструмент под названием развёртка. Он снимает тонкие чешуйки бронзы изнутри втулки. К счастью обмотки статора и якоря не повреждены, а бендикс выглядит, как новый. Скорее всего, его меняли прежние хозяева. Бендикс (фамилия изобретателя, конструктивно деталь не меняется с 1916 года) вообще классная штука: он устроен так, что передаёт вращение стартера на маховик двигателя только до тех пор, пока тот не заработает сам (маховик закрутился, впрыск, сжатие, сгорание, поршень пошел, физика для пятого класса, да и на права сдавали, да?), а дальше замыкает стартер, чтоб тот не вращался от двигателя, как бешеный, и не сгорел, пока водитель отпускает кнопку в современных машинах или ключ в старых. Для этого там гениальная в своей простоте и хитроумии конструкция из роликов, пружин и фигурных вырезов. Чистая, прекрасная механика без малейшей примеси электроники. Вилка и втягивающая в нашем стартере в ремонте не нуждаются. Подсоединили к аккумулятору, корпус на минус, контакты по очереди на плюс. Ротор крутится, бендикс щёлкает.

«Донор» и мальчик в слезах

Поскольку для восстановления «Москвича-407» нужны кой-какие запчасти, нам отдали вот это чудо. Снимайте, ребята, откручивайте. Дербаньте, только не во дворе. Почему? Да тут такое дело… хозяйский сынишка обожает этот автомобиль. Это такая большая привычная любимая игрушка. Пусть в ней после аварии срезана крыша и двери.

Пусть в «кабриолете» кирпичные обломки и дыры в сиденьях. Именно на нем они ездили с папой на сельский праздник. Все улыбались и аплодировали на автопараде. На рыбалку мотались — речка рядом. Катали соседских детей — не по шоссе, понятно, а где ГАИ нет, по полю да проселкам. Самое забавное, что он заводился и ездил вполне лихо. По сей день. Папа и мама решили освободить гараж, у семьи хорошие современные тачки. Но смотреть, как «Мосик» в распыл пойдёт… Это свыше сил. Давайте в лесок отъедем. Ладно, понимаем. Тут парень вышел из дому проститься. Со слезами на глазах. Сели они с отцом в «кабриолет». Он привычно зарычал, чихнув синим дымком. Соседки им помахали. Мы чувствовали себя полными чудаками. Короче, все заехали на полянку, они постояли ещё у «Москвича», да и пошли по травяной колее домой. Отец приобнял пацана и что-то говорил. А тот вырывался. Мы молча взялись на отвертки.

 

 И тогда тоже всё зависело от «газа»
Итак, мы сняли множество запчастей с другой машины, век которой завершился, но она перед тем завещала нам свои органы. В частности,
двигатель. Может, на будущее законсервируем, может, произведём пересадку. (В терминологии клана маньяков, который восстанавливает ретро-автомобили, это так и называется: машина-донор). Мы его для начала отмыли от вековой грязи. Процедура эта не заслуживает отдельного описания, но просто скажу, что пахло дело керосином, а мои натруженные руки выглядели так последний раз, когда мы ремонтировали агрегат по производству витаминной муки в далёком, но прекрасном приморском селе — это был обычный для СССР трудовой десант бездельников-горожан к зашивавшимся сельчанам. И вот что интересно, граждане: на движке «москвича» мы увидели ясную надпись «ГАЗ». Что это значит?
Интернет ответа не даёт. Двигатель по конструкции совпадает с агрегатом, который Московский завод малолитражных автомобилей успешно устанавливал на своей продукции десятилетиями. Ошибки быть не может . Кооперация какая-то? Загадки советского автопрома? Кто знает? Есть люди, подсказали: оказывается, первые формы для отливок делали на ГАЗе, и вообще очень москвичам волжане помогали делать «Москвич». Формы оказались годными, использовали их долго. 

 

 

Тормозуха и касторка

Полностью восстановлен главный тормозной цилиндр, все манжеты и прочие резинки новые. Сам цилиндр в пристойном состоянии, на «зеркале» есть, конечно, микрораковинки, но это не судьбоносное. Очищен от грязи, ржавчины и выкрашен стойкой к коррозии краской бачок для тормозной жидкости (на фото рядом с цилиндром).

Тормозная система на Москвиче одноконтурная, суперпростая. Трубки в нашем случае стоят хорошие, проверим их, конечно, но скорее всего, оставим аутентичные. Или сменим? Посмотрим. На колёсных цилиндрах видимых потёков нет, будем опробовать. Дело ещё в том, что мы не знаем, какая тормозная была в нём залита, а от этого зависит очень многое. Современная и старая, которая на касторовом масле (то есть в СССР и детям его давали, и в авто заливали), абсолютно по-разному взаимодействуют с резиной. Поэтому мы сначала промоем всю систему (говорят, надо спиртом), а потом зальём современную. Старую можно найти, но это не продуктивный путь, советовались со знатоками. Короче, план такой: ставим цилиндр на место (морока ещё та, поскольку прежние хозяева чего-то намудрили с креплением, то ли резьбу срывали, то ли рационализацию какую до ума не довели), ставим бачок, соединяем трубки, заливаем пробный состав для промывки, видим, где течёт, устраняем, выгоняем воздух по схеме из старой инструкции, заливаем тормозную, приступаем к двигателю. То есть начать решили с тормозов и, думаю, это правильно. А то как рванёт из гаража, а мы не готовы.

Бережливость по-советски

Это задняя дверь Москвича. С неё снята так называемая «карта» с обшивкой. И стало ясно, что владели машиной рачительные советские люди: как видите, она дополнительно прокрашена от ржавчины, что в конечном счёте сказалось весьма позитивно. Корпус вообще целый, почти без изъянов, а машинке уже 60 лет исполнилось. Есть «мелкие брызги», но это не существенно. Это мы ликвидируем.

Игра в карты

Карты мы сделали заново. Их изгибы подрихтуем на месте. Это и есть тот самый электрокартон — фотка справа. По периметру дырки под крепеж, четыре сверху, три снизу под молдинги, остальные под ручку подъёма стекла, ручку самой двери и подлокотник. Их поставим родные. Они вполне сохранились, блестят после чистки, оцените технологию хромирования конца пятидесятых. Теперь посмотрим, что у карты под обшивкой. Ну, ясно, что карта сама покоробилась, снизу подгнила и рассыпается. Видно, что хозяева упустили момент, когда «Москвичок» дал течь: стали пропускать воду уплотнители стёкол и дверей. Утеплителем и звукоизолятором в 1959 году служила обыкновенная техническая вата, в принципе она могла бы и послужить, но раз уж карты заменяем, то…

Теперь посмотрим, как карта держалась на двери. По периметру видны дырки. В них вставлялись нехитрые защёлки.

Ну, часть из них еще послужат, специально менять не будем, очистим от ржавчины. Но некоторые уже не спасти.

Ладно, придумаем чего-нибудь, не бином Ньютона. И прижимались защёлки полосками картона. Кусочек такого хорошо виден на фотке посередине.

Правая фотка — старая обшивка на «карте». Сверху и снизу кожзам, он высох и скукожился, но куплена замена один в один. Этого добра теперь полно. А вот в середине советский автомобильный жаккард. Штука весьма редкая теперь. Есть умники, которые изготовят её под заказ, но цена соответствующая. К счастью, сиденья в идеальном состоянии: первый хозяин быстро укутал их толстыми чехлами — и под ними просто новь! Даже кожзаменитель не усох! На дверях ситуация похуже. Но ткань, хоть и выглядит страшновато, но отстирывается, проверили на кусочке с машины-«донора», не расползается, и допускает перелицовку, то есть мы не оставили надежду перевернуть её и приладить на старое место. Поменяв местами — с правой дверцы на левую. И наоборот. По месту сшивки устанавливается молдинг — эти штуки после полировки сияют, как новые, проблем не будет. Закавыка в другом. Сшить кожзам и ткань можно на обычной машинке. Почти договорился с женой.  А вот пристрочить потом к карте, эти строчки хорошо видны, на домашней машинке не получится. Карта изготовлена из прессшпана, он же электрокартон. Вы его видали на задней стенке любого старого радиоприёмника или телевизора. Он твердый. И строчить надо… Где? А вот пока не знаем. В обувной мастерской?

 

 

 

 

Затем на карты, вместо исконной ваты, был самонаклеен современный мягкий материал — против шума, холода и вообще это круто. Но дальше начались проблемы, которые, увы, наш технологический ум не предвидел. Дело в том, что клипсы, которыми карты крепятся к дверям, частично проржавели, таких больше не делают, а те, что чудом делают (для жигулёвской классики), покороче москвичёвских. Поэтому пришлось вырезать квадратики из обшивки, выиграть тем самым три миллиметра толщины, и все стало на место! Головки клипс закрепили кусочками ткани на хорошем клее, а потом заклеим неэстетичные квадратики тем самым мягким утеплителем. Этих проколов технологии все равно потом видно не будет. И не видно, как явствует из фото, что сделано, когда эта часть работы завершилась. А на других дверях мы все сделали с учетом опыта.

 

 

 

 

Дяденька, дай порулить!

На фото справа почти восстановленный руль. И медные трубки тормозного контура: решили всё-таки некоторые обновить. На всякий случай.

Рули «Москвичей» тех лет все выглядят примерно так: пластик либо съеден временем, либо осыпался, превратившись в странную труху. Это потому, что «пластик» тут биоразлагаемый, из казеина и формальдегида, называется галалит. Его в Москве во Мневниках производил с 1928 года одноимённый завод: гребни, пуговицы, искусственный янтарь и всякие детальки, типа, из рога. Или копыт. Ну, и рули. (Вспоминается «Лорен-Дитрих»).  Зато металлическое колесо вполне рабочее, переключатель поворотников (он слева, соединен с полукольцом, при помощи которого мы будем гудеть, пугая округу), щёлкает исправно и сам возвращается на место. Слева руль с автомобиля-донора, он голый. Нам же повезло: у основного Москвича, который хранился в гараже, и за которым был неукоснительный дедушкин уход (первый владелец, советский рачительный человек), руль из искусственного рога приусох, потрескался, но поддаётся реставрации. Технология: эпоксидная шпатлёвка-волосянка для крупных трещин, обычная для мелких, наждачка, гравёр, грунт, автоэмаль. После сушки вылезают огрехи. Неровности и трещинки. Пройдёмся ещё разок. Тогда уж и отполируем. Можно, конечно, купить такой у ребят, которые специализируются на автостарине. Но тратить 17 (ну, или 12, если повезёт) тысяч рублей неохота, да и самому такую штуку сделать — удовольствие. Чего греха таить.

Эмблема на капот
Выглядит как проезд поезда будущего сквозь инопланетные пустоши. А всего-то эмблема на капоте старого автомобиля, который долго стоит в саду у одного знакомого. Под яблоней.

 

 

 

 

Бережливость по-советски-2

Продолжаем доводить до ума тормозную систему. Заменили шланг. Перебрали и поставили родной главный цилиндр, проверили рабочие и заменили из имевшихся цилиндры на задних колёсах, выбрали самые нетронутые, но аутентичные, тех лет, поменяли в них все манжеты. И наконец-то разобрались с кладом, который в багажнике оставили старые хозяева: запчасти. Ладно бензонасос, новый трамблёр и сапуны с сайлентами! Как берегли люди каждый болтик, каждую шайбочку! Заворачивали в промасленную бумагу, клали в металлические коробки из-под зубного порошка… Перетряхивали раз в пять лет. Заворачивали в газету «Комсомольская правда», где напечатана, кстати, заметка мастера слова и давней подруги Елены Овчаренко. Но жизнь брала своё, бежала вперёд — и старичок-«москвичок» с полным брюхом никогда уже (как казалось) не понандобящихся частей ржавел себе где-нибудь. Но не у хорошего хозяина! У хорошего вызревал до ретромобиля в гараже. Сегодня привертели две гайки из хозяйского старинного набора. Как славно, что они сохранились! Теперь и хода резьбы такого поискать. А ещё проверили лампочки 1958 года выпуска. Горят. Но время электрики ещё не пришло: на очереди тормоза передних колёс и ручник. Увы, его основной трос ремонтированный, из двух частей, что никуда не годится. Возьмём хороший с донора.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отставник Хрущёв и пружинка 

Среди кучи запчастей, которые отдали нам добрые люди, были крайне важные: например, оттяжная пружина привода тормоза, ну, педали, проще говоря.
На нашем отсутствовала. Мелочь, а без неё не поедет. Вернее, не остановится. На дне замасленного мешка обнаружились документы — давнего владельца машины, которой фактически уже нет. Записная книжка. Членские билеты общества автолюбителей и гаражного товарищества.

Серьёзный был дядечка. Записал, чтоб не забыть, неотложные дела: «Перестроить работу в духе требований Октябрьского пленума», «Собрать бюро», «Заслушать комсомольского секретаря», «Организовать учёбу коммунистов»… Председателю поссовета напомнить о жалобе некоего отставника — про установку фонаря у дома. 1964 год, пленум — отставка Хрущёва. Может, он и есть таинственный отставник? На следующих страницах много места занял конспект лекции об атомном оружии. Про распад цезия. И влияние радиации на наследственность: «Вот почему уродства получаются». Даты замены масла в «Москвиче». Сколько ездил — до километра. Сколько бензину сжёг — до литра. Первого мая 1982 года на спидометре было 77.833 километра — хотя куплен был «Москвич» еще в пятидесятые, в самом конце. Берёг личную машинку-то, хотя к 28 мая наездил целую тысчонку и и скрупулёзно зафиксировал. Мотался по Подмосковью. Вдруг детским почерком напоминание про визит в субботу: внук, думаю, грамоте выучился. Жалко, что много страниц время сожрало.

А пружинка целая. Вот она, родимая.

Тормоз стал совсем ручной

Левый трос заднего тормоза испытание выдержал: тянешь рычаг на себя, колес встаёт намертво. А вот правый… Тут прежний хозяин проявил себя умельцем: добыв во времена дефицита (вместо рваного) тросик, который был маленько короче необходимого, он вышел из положения просто. Он наставил его цепью. Немного не расчитал — тормоз работает с отставанием и не вплотняк.

Стали мы думать, где взять такой тросик, но целый и не короткий. Дефицита, конечно, теперь нет, но и машин таких мало. Оказалось, что его можно сделать самим, правда, с помощью сферы современных услуг. Покупаешь трос в размер, наконечник с ушком, находишь в интернете умельцев, которые завальцуют наконечник на трос, находишь пружину, резиновый пыльник-чехол… Разрезную шайбу бережешь старую — и водружаешь на прежнее место. Всё вместе это выглядит так.

Но, оказывается, есть метод проще: поскольку советские технологи, однажды придумав (подсмотрев) вполне простую и надёжную деталь, далее не заморачивались, а использовали её десятилетиями, то тросы ручника практически одинаковы у всех «Москвичей» — вплоть до ижевских. Которые не совсем и «Москвичи». Маленько «Ижаки». Но к ним зато запчасти ещё можно найти на рынке — к примеру, в Южном порту. Что мы и сделали.

 

 

 

 

Шлангу пора на смену

После раздумий решили поменять ещё один тормозной шланг. На самобытности машины это не скажется, шланги ровно те же, что и 60 лет назад, только лучше. Почему? А вот почему. Хоть и выглядел старый неплохо, но просвет в нём был подозрительно небольшой (продували, не впечатлил), а зондирование показало, что внутри резина разрушается: это опасно и чревато. Дело не только в возрасте, а и в том, что последние хозяева когда-то перешли на новую тормозуху (с БСК на DOT-4, что само по себе прогрессивно и неизбежно), не учитывая, что их смесь (старой и новой) пучит резину. Толком от старой не промыли. Так что прокачка пока отложена. Заметим, что хозяин номер один оставил нам в наследство бутылочку старой БСК тридцатилетней выдержки. Вот запасливые были люди! Как шланг придёт, так мы его и сменим. Из позитива: закончено восстановление руля. Может, ещё полирнуть? Или мозолистые шоферские руки довершат? Уже писал, что руль восстановить непросто, старый пластик либо в труху превращается, либо рассыхается и трескается. Но эпоксидная шпатлёвка, наждачка, грунтовка и акриловая краска спасают дело. И мастер нужен неспешный, близорукий, чтоб видеть малейшие изъяны. Ну, вы поняли.

 

 

 

 

 

 

 

 

Он сказал «Затормозили!»

Шланг-то мы ждём, а попробовать новую тормозную хочется. Поскольку машина пока стоит на чурочках, а не ездит по горным дорогам, мы временно заглушили возможно проблемный правый передний тормозной блок, и, благословись, налили в бачок жидкости. Обычной DOT-4. Качнули педалью. Свободный ход — нормальный, но далее провал. Стали покачивать и ждать: тут выводов может быть два. Первый — что-то напортачили, и тормозная жидкость не поступает в главный цилиндр. Или просто идёт медленный процесс вытеснения воздуха из системы. Прошло полчаса. Мы забеспокоились: качки педалью реакции не дают. И тишина. Пока лазили в блоги знатоков, которые не все, к счастью, заслуживают отношения, завещанного Остапом, пришла идея глянуть, а что там в нашем собственном бачке? Интеллект — страшная сила! Ого! Да он опустел наполовину! Долили. Тут ни в коем случае нельзя допустить, чтобы бачок опустел, вытесненный воздух вернётся, начинай сначала. А залезши под машину, мы с радость обнаружили: капает кое-где на соединениях шлангов и трубочек! Никогда ещё автомобилисты так не радовались течи — в нашем случае это свидетельствовало, что ГТЦ работает, тормозная медленно, но вытесняет воздух, а когда мы подтянули штуцеры на наших прекрасных медных трубочках и новых шлангах, ощутимо окрепла педаль, стало похоже на нормальное торможение — без гидроусилителя (его тут просто нету), живой человеческой силой. Интеллектуальной, в том числе. Далее мы пошли обычным для русского человека путём, когда до верных выводов он уже дошел сам, ошибаясь и сомневаясь: открыли книгу по ремонту «Москвичей».

Предусмотрительно скачанную из интернета. И начерно пошли по схеме вытеснения воздуха поочередно из тормозов правого заднего колеса, потом, левого (и никак иначе) — процедура это не сказать, чтоб увлекательная (шланги, банки, клапана), но без неё никуда, а главное мы услышали, что заработали тормозные цилиндры на колёсах, ожили колодки и примкнули к барабанам, рычаги задвигались, пружинки напружинились — вот он, приход! Щас накроет! И точно: один из нас, вращая колесо, обнаружил, что когда второй нажимает педаль тормоза, оно встаёт намертво!  Оба-на! Впереди ещё море работы, не одни выходные не увидят нас семьи, но дело пошло. У нас уже были мелкие успехи в подкраске, обшивке дверей и т.п. Но восстановить не декорацию, а жизненно важный орган (умные книги пишут, что и тут мы правы, начать надо с безопасности) нам, как начинающим реставраторам, удалось впервые. На фото — Савелий Крамаров ремонтирует свой «Москвич-407».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поразмышляем над судьбой СССР

Сообщаю тем, кто следит за нашими преобразованиями, что с тормозами мы разобрались. Шланг недостающий прибыл, поставили, прокачали. Мы оставили их на время в покое: схватывают — и хорошо, это главное. Пока ж мы никуда не едем, так что пусть постоят, пообвыкнут, потом зазоры, кулачки… Проверим, не течёт ли где: новая тормозная жидкость соответсвии с духом нашего времени обладает повышенной проникающей способностью по сравнению с касторкой. Вернёмся к теме под распахнутую дверь гаража. Прокачаем набело. В рутинном порядке. Теперь же у нас в фокусе головка блока цилиндров.

Это, я вам как гуманитарий скажу, штучка посложнее тормозов. Там расположены клапаны — четыре впускных, четыре выпускных. Кто в школе физику учил, двигатель внутреннего сгорания — тот поймёт. Осмотр показал, что есть и хорошее: сами клапаны и их сёдла в прекрасном состоянии, что означает — прежние последние хозяева ими занимались, вовремя заменили, подогнали, притёрли — ура. Но есть обстоятельство, которое перечёркивает эти достижения: втулки, направляющие, в которые клапана вставлены, хоть и прочные, металлокерамические, а износились. Ну, ничего не поделать — время свое берет, материалы устают. Снашиваются. И если клапаны можно поменять относительно легко, то втулки запрессованы в алюминиевый монолит головки блока. Составляют с ним некое единство. Чтобы их заменить, придётся: вынуть старые, найти, а точнее, заказать у умельцев новые, а потом запрессовывать их в дыры. Легко сказать! Ну, допустим, выбить старые — куда ни шло: ломать не строить. Есть прессы, инструментарий. Разболталась, допустим, старая страна Советов, дымит, чадит… Мощность теряет. Перестройщики направляющие-то и повыбили. Помните? Руководящую и направляющую пнули под багажник коленом. Надо новые на это место. Как их вогнать? Возвращаясь к конкретному «Москвичу» заметим, что коллеги-москвичеводы пробовали по-разному. Один задавливал втулки домкратом. Три тонны усилие — не идет. До половины влезла — ни тпру, ни ну. А ехать-то надо! Берёт коллега подходящий болт, наворачивает до половины её резьбы гайку, надевает на втулку — и кувалдой её, кувалдой. Залезла. И так — восемь штук. Ноу-хау! Получилось. Но радовался он недолго. По литью от такого ремонта сначала пошли невидимые микротрещины. А потом видимые и не микро. В результате менять бедолаге пришлось двигатель. Что в случае с железякой даже благо: старый в металлолом, новый — не чадит, не стучит, а худо-бедно едет. А вот если аналогию со страной, выпустившей этот самый «Москвич» продолжать, с людьми её, то некрасиво получается. Их-то не правильно в металлолом сдавать!

Короче, изучаем сейчас цивилизованные способы замены втулок, потому что «Москвич» этот нам дорог.  Мы его потерять не хотим. Мы его реставрируем. С учетом новых технологий и материалов, но и уважением к исходнику. Правда, неясно, где втулки эти самые взять. Если в запчастях не найдём, будем искать кто их выточит по образцу. Но из чего? Латунь? Бронза? Так делают. Хорошо, но не на долго. Сталь? С каким натягом прессовать? Тут нам уверенно советуют три соточки натяг внешнего диаметра. А какие зазоры оставлять внутри? Изучим. Тут, слава Богу, ГОСТы можно почитать. Конечно, у нас есть запчасти с доноров — и мы поглядим, что можно сделать. Есть живой движок, точно такой же — мы видели, как он заводился и ехал, смотри историю выше «Донор» и мальчик в слезах». Может, заменить им наш? Но перед тем надо понять — а не шило ли на мыло меняем? В каком состоянии там клапаны? И направляющие? И остальное? На нашей основной машине мы обнаружили и ещё один гигантской плюс: не только клапаны, но и поршни заменены; установлен, как влитой, второй ремкомплект, а это дорогого стоит: в печальном случае сношенные поршни да разболтанные шатуны ставят проект под угрозу не хуже износившихся втулок. Думаем.

Белка и «стрелка»

А покуда думаем — клеим мы новые резинки-уплотнители на двери. Старые износились. В трещинах. Причем, на одних дверях стоят V-образные, москвичовские, а на других — «стрелка», скорее, волговская. Называется так из-за соответствующего сечения. Поставим одну «стрелку» новую, проверим: закрываться-то будет? Старая то ли усадку дала, то ли чуть другая, но поминиатюрнее. Клеим мы «стрелку», а за окном бегает любопытная белка: жена ей на площадке у дома фундук оставляет, та пришла проверять, нет ли нового завоза. Забегая вперед, скажу: клеили зря — не подошла «стрелка». Толстая, дверь не закрывается.

 

 

 

«Москвич» в Америке

 

Сын Александр нашел в интернете такую фотку. Из подтекстовки следует, что это репортер Ассошиэйтед Пресс тестирует «Москвич», поставки которого предполагались, на Манхеттене. Действительно, сделка такая готовилась, Хрущёв договорился с Эйзенхауэром, тогдашним президентом США, о поставке сначала 300, а при успехе 10 тысяч машин на американские дороги. Но потом наши сбили Пауэрса, пилотировавшего самолёт-разведчик, который американцы считали невидимым и уж точно недосягаемым для нашего ПВО — и контракт сорвался. Но зато «Москвич-407» поставлялся в Европу, и не только в соцлагерь. Репортаж журналиста АР я не читал, но есть забавные заметки английского автообозревателя, как он намеренно гонял «Москвич» по плохим британским дорогам (неужто тогда были и такие), но «убить» так и не смог. Общая оценка придирчивого покупателя»: при скромном движке (45 лошадок всего) и пренебрежении к роскоши — отличная машинка. В тренде тогдашнем. Судьба же трех машин, попавших для испытаний в США такова: две сгинули, одна жива у коллекционера Гэри Брикена в Техасе. И ездит Пониже заметка о его мечте побывать в СССР. Побывал.

 

Вот что вспоминает главный конструктор МЗМА Александр Федорович Андронова:

«Во время встречи Н.С.Хрущева с президентом США Эйзенхауэром, осенью 1959 года, у них зашла речь об автомобилях. Президент высказался о том, что можно произвести пробу продажи автомобилей «Москвич-407» на американском рынке и добавил, что когда он уйдет в отставку, то будет рад иметь на своем ранчо такой автомобиль. В результате мы на заводе получили задание: весьма срочно сделать в экспериментальном цехе три автомобиля с полной гарантией качества и с улучшенной отделкой. Окраска автомобилей должна быть желтой, зеленой и вишневой с тем, чтобы облегчить выбор. Организуется круглосуточная работа, отбираются на конвейере три автомобиля и потом обычные разборка, проверка, отделка, сборка, регулировка и опять проверка на автомобиле всех узлов. А кузова заново рихтуются, шлифуются, красятся, обиваются дорогими материалами, оборудуются нестандартными деталями и изделиями атрибутов отделки и комплектации. Через десять или двенадцать дней уставшие, но довольные результатами работы мы сдали приемщикам три отличных автомобиля и приступили к нашим неотложным заводским делам. Но автомобили не попали к Эйзенхауэру. Вскоре американский летчик-разведчик Пауэрс на самолете-шпионе «У-2» был сбит над территорией нашего государства, а министр торговли США еще до этого инцидента объявил в печати и по телевидению о том, что он примет все меры к тому, чтобы советский автомобиль «Москвич» не смог попасть на рынки США».

Дальше фотки из блога samsebeskasal.livejournel.com

 

 

 

 

«Москвич» на «Месте встречи»

Коллеги с НТВ сделали такой ролик про наши старания.

Повесть о сухом бензобаке

Дошла очередь и до бензобака. Снять его оказалось непросто: в ход пошли «жидкие ключи» и прочие новомодные средства отвинчивания прикипевших гаек. Снаружи бак выглядел прекрасно.

Но изнутри он оказался весьма грязным и ржавым. Что делать? Народный опыт предлагает богатый выбор способов очистки. Залить бак, к примеру, пепси-колой, дать постоять, слить. Полость ожидается чистой. Ну, это мы и пробовать не стали: кола вещь, конечно, суровая, но не для шестидесятилетних отложений — от плохого бензина и негерметичный системы. Для пробы развели уксус, сполоснули. Вылилось нечто удивительное, разноцветное, даже красивое.

 

Тарковский снимал виды Соляриса на кастрюле с супом. Тут тоже получилось художественно. Но с точки зрения ржавой корки, плотно облёкшей бак изнутри, результат был позитивен: не было толком никакого результата. Механическая чистка дедовским способом — трясением  бака, заполненного гайками, помогла: сковырнули и  удалили немало ржавчины. Но не всю.  Ясно, что требовалось нечто радикальное.

Уже упоминавшийся «жидкий ключ» и есть по сути такое средство. Ортофосфорная кислота, входя в состав подобных препаратов, превращает ржавчину в некую легко удаляемую субстанцию. Но надо держать ухо востро: после обработки следует не радоваться тому, как засиял очищенный металл, а быстро смыть кислоту. Уайт-спиритом. Или растворителем. Ибо она сколь быстро снимает ржу, столь и способствует её немедленному восстановлению. Конечно преобразователь ржавчины подействовал. Но до радостного свежего сияния металла было далеко, как до звёзд. Нарушение золотого правила «держи бак полным» (а наверняка ещё и неловкие попытки последних хозяев решить проблему, не снимая бака с машины) привело к весьма запущенному состоянию важной детали. Дело в том, что бензин, заполняя бак, не даёт ему ржаветь. А вот пары, неизбежно содержащие влагу, губительны.

Осталось последнее средство: электролиз.

И оно помогло! Согласно учению Фарадея — Ампера, мы залили в бак доверху раствор кальцинированной соды, которая продаётся в «Пятёрочке» за 20 рублей  и которой экономные хозяйки прекрасно очищают и отстирывают всё, что у нерачительных отнимает треть семейного бюджета на патентованные пасты и порошки, а они состоят 95 процентов из той же соды. Пропорция: ложка соды на три литра воды.  Далее мы воспользовались (сначала аккумулятором, но он быстро сел) 12-вольтовым источником постоянного тока, интернетом и курсом школьной физики. Анод (болт на проводе) мы погрузили в раствор, следя, чтобы не произошло его контакта с самим баком. К баку же был присоединён катод (кто не знает это минус, а анод плюс). И дело пошло! В отверстии захлюпала рыжая пена.

Процесс мы оставили на ночь, а утром, слив раствор, убедились: перед нами был чистый бак, который мы сполоснули водой со щепоткой лимонной кислоты, чтобы убрать щёлочь, и высушили феном. Лучше бы сразу залить его бензином, но пусть пока постоит: вернулась от мастеров головка блока цилиндров — и надо рассказать, что там с ней.

 

 

 

 

Головная боль головки блока

После долгих размышлений и советов со знатоками (спасибо Владислав Молодзиевский) отдали головку блока цилиндров мастерам. Задача: на современном станке безукоризненно фрезеровать её так, чтобы уменьшился объём камер сгорания — ну нету теперь 76-го бензина, под который наш дедушка заточен. А высокотемпературное сгорание нового, высокооктанового 92-го в старом двигателе приводит к тому… Ну, собственно, к чему оно и привело последних хозяев, не особо вникнувших в проблему: к подгоранию клапанов, да и на поверхности блока под прокладкой появились следы прогара. В результате сняли 4 мм поверхности (это конструктивный предел, почти без запаса, увы), пока дошли до зеркальной гладкости.

Параллельно мастера «МАДИ-мотор» заменили втулки-направляющие клапанов (это вообще, скорее, заводская операция), правильными инструментами подогнали сёдла. И только их притирку мы оставили себе: это кайф — слышать, как хруст непритёртого клапана постепенно превращается в нежный шорох притёртого. Так звучала пробка во флаконе старых духов («Красная Москва», к примеру), когда ещё не всовывали пульверизатор в каждый пузырёк. А на клапане появляется серебристая, непрерывная полоска (слева на фото), свидетельствующая о герметичности контакта с седлом.

 

 

 

 

Кроме того поставлены были маслосъёмные колпачки (на фото зелёненькая нахлобучка на втором сверху клапане), конструкцией «Москвича-407» не предусмотренные, не было таких термостойких резин шестьдесят лет назад, как я понимаю, что, конечно безобразие с точки зрения аутентичности, но даёт шанс старичку нормально поездить. Вы бы что выбрали? Пружины на головке упругость не утратили.

 

Так что засухарили (см. рассухариватель-засухариватель на фото) мы всё обратно — эх, признаюсь, потерял я один сухарик (типа, как на   нижнем фото), выпал из рук — и провалился как сквозь землю, искали с прожектором и магнитом, не нашли, а таких теперь не делают.

 

 

Обидно! Но найдём, кто ищет — тот всегда найдёт, это же наш девиз, верно?

 

«Пушечное сало», или Лень раньше нас родилась

Сегодня сняли поддон, переднюю крышку двигателя и прочее, проверили поршни, слили старое масло… Внушает оптимизм, что поршни первого ремонтного размера, состояние близко к идеальному. Какие-то риски на есть на юбках некоторых… Но цилиндры сияют, как зеркало.

Выходит,  последние хозяева делали ремонт движку? Как далеко продвинулись? Попробуем это узнать. В поддоне сцепления нет масла. Уже хорошо. Масла и грязи достаточно как снаружи, так и внутри двигателя и картера, но это дело житейское, хотя и непонятно, откуда столько снаружи. Не видно, чтобы гон масла шёл из самых проблемных в таких случаях мест. Может, в своё время была владельцем применена военная хитрость, известная советским автолюбителям, как консервация при помощи «пушечного сала», а уж грязь на неё налипла толстым слоем за годы? Сейчас, мягко скажем, не все заморачиваются, а вот в СССР толковые водители именно так сберегали свои драгоценные «москвичи» и «жигули»: обмазывали «салом» всё, что можно и нельзя. Изначально эта густая смазка придумана для артиллерии и стрелкового оружия. Отсюда и название. Продаётся, кстати, до сих пор. Но популярность «сало» утратило: нет смысла беречь корпус машины, если ты купишь новенькую через пять лет, а то и раньше. Сам подход к сложной бытовой технике (авто в том числе) изменился. Технологии поменялись. Мы. Мир теперь другой, что про антикор говорить: появились термостойкие краски, пластики, совершенно другие резины. Кстати, о резине. Вопрос стоит так: надо точно поменять сальники коленвала, время не обманешь, передний мы сняли, проверили… Он каменный стал, ясно, что и задний такой же — если не заменён предыдущими умельцами. Снимать ради этого двигатель неохота.  Без этого замена — та ещё морока. Но, возможно, это просто неконструктивная лень. Думаем. Поработали коробкой. Все три передачи включаются. Плюс задняя! Сцепление с виду и в отсутствии хода работает. Проблемы полезут, когда заведём, это мы понимаем, но старые шофёры говорили: не спеши, хороший стук наружу выйдет.

Пока в размышлении — покрасили картер, битый, вареный, но родной, переднюю крышку двигателя и поддон сцепления. Шёл снег, а работа кипела.

А сальника-то нету!

Поскольку мы не первые восстанавливаем старую машину, то в интернете накоплено немало полезной и не только информации. Методично листая страницы форумов, где наши коллеги, собачась,  делятся опытом, натолкнулись на суждение, многое определившее: а нету у коленвала «Москвича-407» никакого заднего сальника. И даже промасленной набивки (как-нибудь расскажу и о ней — не все же у нас автомеханики). Передний есть, нам не почудилось, заменён на современный. А вместо заднего там интересная, знакомая опытным водителям, но всё равно совершенно чумовая конструкция — лабиринтное уплотнение. В нём нет резины — утечка масла и газов не происходит потому, что этому препятствуют сами масло и газы. Двигаясь в уплотнителе по «лабиринтной»  траектории, они создают такой перепад давления, что не проходят дальше самовоздвигнутой замысловатой преграды. Замыкают себя в блоке. Надо заметить, что уже на «Москвиче-408» появляется-таки задний сальник — видимо, с появлением жаропрочной резины конструкцию упростили. Но сделали ли более надёжной? Честно сказать, пока мы не знаем этого.

Что знаем? Что лабиринтные уплотнения применяются там, где высоки температура и давление. В турбинах, к примеру. И что инженерная мысль в СССР работала над ними непрестанно. В качестве иллюстрации — страничка с патента, выданного в 1960-м году.

 

Тут, кстати, вполне доходчиво объясняется суть устройства, если что. Короче говоря, пока не поедем — не узнаем, как работает лабиринт, держит ли масло и т.п. Зато есть время вынуть и придирчиво осмотреть последний, четвёртый поршень: к трём у нас претензий не было. Но на четвертом поджидала сюрпризец.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кольца Саурона

На нём «залегли» кольца. Два из четырёх. Верхние. Компрессионные. На подписях снимка всё обсказано максимально подробно — как устроен поршень «Москвича», где канавки, куда вбилось и т.д.

Не ясно, почему так случилось. И вряд ли мы узнаем точно. Но в восьми случаях из десяти эта неприятность (падает мощность движка, он дымит и кашляет) от езды на непрогретом автомобиле. Автомобиле, который давно не получал возможности оторваться — да и проехать километров 100-200 по шоссе, чтоб ветер свистел за… ну, за лабиринтным уплотнителем. В нашем случае кольца стали мёртво, заподлицо с поршнем, вжались в канавки, как солдат в окоп под артобстрелом. Стали мы, как рачительные советские люди, кольца эти отквашивать в новомодных средствах и потихоньку извлекать. Но особенность поршневых колец в том, что они хрупкие. Между упругостью металла и стойкости к износу приходится выбирать второе: кольца эти и называются компрессионными потому, что обязаны плотно прилегать к цилиндру и сохранять лошадиную силу (таковых в «Москвиче» немного — 45 всего). Мне казалось, что я, борясь с прикипелостью,  очень нежно покачивал свободным концом кольца… хм, да у этого кольца есть конец, такой вот парадокс, но тут раздался характерный звук лопнувшей струны («оборвалась бадья»), кольцо треснуло напополам — и поставило перед нами вопрос: «А где брать замену?» Но это ладно. Вопрос встал шире: а оттуда ли у меня руки растут, если я уже потерял «сухарь», а теперь и кольцо сломал? Не лишила ли меня умственная, журналистская работа нормальных навыков вынимать залёгшие кольца? И рассухаривать? Не огуманитарился ли окончательно?

За окном темнело, двигалась по горизонту свинцовая туча, а от неё до земли свисали серые хвосты: где-то там шёл снег. Но темнее было на душе у меня. Спасло то, что спасало не раз: песенка Роберта из фильма «Дети капитана Гранта»: кто весел, тот смеётся, кто хочет, тот добьётся, кто ищет…  Вытащив все коробки, свёртки и ящики с запчастями, мы стали перебирать наследство советских владельцев, изнурённых дефицитом, инженеров, нежно любивших железяки, и просто скряг. Нам попадались мотки проволоки, окостенелые сальники, горы разномастных болтов и гаек, самодельных шайб. Надфиля и полотна. Свёрла. Каменная паста. Сапуны. Сайлентблоки. Вкладыши. Последнее, что бы достали из коробки был промасленный свёрток. В котором лежала гора поршневых колец. От неведомых поршней. Извилистые, маслосъёмные. Компрессионные разной толщины. С замиранием сердца, мы взяли штангенциркуль. Четыре, четыре кольца из кучи оказались необходимого диаметра, 2 мм толщиной! Спасибо тебе, Роберт. Ты опять выручил нас!

Няшки-поршняшки

Мы кинулись мерять их на пустых цилиндрах… Эх, Роберт! Кое-чего ты, не учёл, не предусмотрел! Это были кольца для нового цилиндра, а у нас они уже ремонтного размера, расточены на 76, 38 мм — и зазоры у колец получаются слишком большие. Есть, конечно, в магазине кольца от «Лады», они точняк подходят, и толщина соответствует… Однако кольца эти — вторые, чугунные. А первого, важнейшего стального у нас, забыл сказать, тоже не стало: зажало его так, что пришлось просто выбить. Что скажешь, Роберт? Молчишь? Всё упёрлось в поиск довольно дефицитной запчасти. Мы приуныли. И тут… И тут  на помощь Роберту пришел Паганель, всегда предлагавший нетривиальные решения. Главное, не сдаваться: в «Москвиче-407» многое сделано с запасом. В частности, как вы уже знаете, на каждом поршне по четыре кольца, два из которых — одинаковые. А что если первыми двумя кольцами на поршнях сделать родные, а третьи, благословясь, поставить от «Лады»? Проконсультировались со знатоками. Те одобрили решение — такие замены надо сделать именно на всех поршнях, чтобы сохранить соотношение по весу, балансировку. В остальном…  Двигатель у «Москвича» не зверь, у «классики» явно нагрузка больше. А ладовские кольца-то держат. Словом, применили науку, смекалку — ну, и «авось». Самую малость. Правда, Паганель ошибался многократно. И приплывал в Африку вместо Америки. Это беспокоит. Но ведь «только смелым покоряются моря»?

Бензобак окрашен и возвращён

Новости с реставрации «Москвича-407»: в эти выходные старичку вернули бензобак и обновили бензопровод. Про то, как мы гальваникой чистили бак изнутри, кто хотел — уже читал. И может ещё: тут, на сайте и Яндекс-дзен https://zen.yandex.ru/id/5e18b98d5d6c4b00af46b690  — там я ради тренировки тоже разместил нашего «Москвича». В чистке, грунтовке и окраске бака сверху нет ничего хитрого.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бензозабор оставили старый, просто отчистили, запаяли дырку, продули, вырезали новые прокладки из правильной резины, заменили латунную сеточку: ее по советской автотрадиции полагалось напаять, защищаясь от крупных частиц в тогдашнем бензине. Теперь с частицами получше (верней, без них), но пусть все выглядит, как раньше.

Заодно, устанавливая новый бензопровод, освоили вальцовку медных трубок. Насчёт датчика расхода топлива: тоже оставили старый. «Сделано в СССР». !962 год — получается, хозяин «родной», 1959-го, уже менял. Измеряли вольтметром: вроде работает, но корректно ли? Ладно, заменим, если что. Ну, и новый этап: к следующим выходным по совету мудрых людей сняли коробку, сцепление и то, что оставалось под капотом от движка: от него уже были отсоединены головка блока, фильтр грубой очистки и т.д.

 

 

Будем разбираться с их состоянием, дефектовочку проводить: детально и не спеша. И понимать: эти оставляем? Берём с донора? Совмещаем? Буду держать в курсе.

 

Продолжение следует.