Николай Рубцов: о чем-то русском вообще

Началось всё со стихотворения Николая Рубцова, которое я, никому своего мнения не навязывая, считаю одним из лучших во всём...

Про медведя

Мы на Камчатке видели медведя. Идём на посадку в заповеднике - бежит. Причем не сказать, чтоб от гудящего и...

Народ - не быдло, слышите?

Устройство людей не перестает меня  удивлять. Причем, включая меня самого. Вообще-то я тихий. Но иногда как заведет чего-то, как...

"Томагавки" как гонители христиан

Допускаю, что Асады — и отец, и сын — не были Махатмами Ганди, когда завоевывали власть и удерживали ее,...

Всё солнце мира

Самая страшная ошибка, которую может совершить женщина — это начать читать журналы с комментариями психолога на тему «10 типичных...
Заметки
Николай Рубцов: о чем-то русском вообще
Заметки
Про медведя
Заметки
Народ - не быдло, слышите?
Заметки
"Томагавки" как гонители христиан
Заметки
Всё солнце мира
Заметки

Соблазнение Розы леспромхоза

Вот помяните мое слово, если дело и дальше так пойдет, то вскоре услышим: проявим терпение, затянем пояса, настали трудные времена, не сдадим Россию во внешнее управление и т.д. Когда (и если) всё это будет произнесено, станет поздно ядовито подшучивать, вспоминать ошибки. Надо будет всем как один проявлять, затягивать, не сдавать – и стиснув зубы. Поэтому выскажусь заранее.

Читать далее
Заметки

Царапины на пробирках

Мельдоний я принимаю третью неделю. Одну таблетку в день, за утренним чаем. Купил в аптеке последнюю пачку: смели все после рекламной кампании с участием Марии Шараповой. Мельдоний, говорят, улучшает работу сердца, а это никому не повредит. Могу сказать следующее: хуже не стало. Утомляемость снизилась, экспрессия гексокиназы усилилась, похмелье облегчилось.

Читать далее
Заметки

Накрыться «Ртутью»

Жалко будет бездарно растратить к месту подвернувшиеся санкции. СССР десятилетиями жил под стократно более жесткими, только крепчал – и не стеснялся именовать себя цивилизационной единицей. Умел быть ею. Не хочу даже произносить дежурного. Мол, не все было ладно на просторах прошлого страны, которая там, в прошлом, осталась сиротой.Без нас.

Читать далее
Заметки

Арест пропагандиста

В далекие-далекие годы, когда мы, открыв рот, слушали Бориса Березовского, который рассказывал, как нелегко, а главное, дорого вызволять людей из чеченского плена, вышел у меня с коллегой принципиальный спор.
Он прибежал взволнованный. Закрыл дверь. Сел поближе. И шепотом сказал, что у него есть возможность, добытая через очень секретные каналы.

Читать далее
Барахолка

Это холодная война, бро

Как нам ответить на лишение журналистов RT аккредитации в Конгрессе США? Я вчера на Месте встречи ознакомился с точкой зрения, что амеровских щелкоперов надо синхронно попереть из предбанников Госдумы и Совфеда. А я думаю не стоит. Тогда получится, что наша Госдума такая же глупая, как и Конгресс. А это не так, она… замнём. Напротив, надо принять громогласное заявление.

Читать далее
Заметки

Пушкин, я и Надежда Кадышева

Сколько себя помню, а помню себя лет с пяти, ощущал себя безраздельно русским. И эта непоколебимая уверенность нисколько не пошатнулась, когда я, постепенно разузнавая подробности жизни родителей и прародителей, натыкался на интересные факты. Дед мамы говорил, как она помнила, на ласковом, юго-восточном украинском. Другая ветвь явно выходила из Поволжья.

Читать далее
Барахолка

Шапка

Перед вами рождественская история, слегка опередившая своё время. Около месяца назад внуку Тимофею в Суздале купили кроличью шапку. Такую модернизированную ушанку, которая ему понравилась. Она прикольная. Пару дней спустя он её потерял. Где не ясно — вроде в магазине хрустящих круассанов и румяных булочек, но не факт — по крайней мере, когда он за ней, опомнившись, прилетел…

Читать далее
Заметки

Един дома

В России нельзя гвоздя забить (хоть в стену, хоть в брусчатку, хоть праведнику в лучевую кость), чтобы не получить двух, а то и семижды семи мнений на сей счет. От «куда бьешь, ирод» до «кто ж так распинает, вот как надо, дай я». Наша часть суши, похоже, заселена людьми настолько разными, непримиримыми и свободными, что «Еврейский пароход» Михаила Жванецкого — ​просто дрезина-одноколейка.

Читать далее